"Случайная вакансия" - не детская книга Джоан Роулинг.

К. ЛАРИНА: Начинаем «Книжное казино». Здесь в студии ведущие передачи Ксения Ларина и Майя Пешкова. Майя, приветствую тебя.

М. ПЕШКОВА: Добрый день.

К. ЛАРИНА: И наши гости — издательская группа «Азбука-Аттикус». Леонид Шкурович — генеральный директор. Здравствуйте.

Л. ШКУРОВИЧ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: И Елена Петрова — переводчик книги Джоан Роулинг «Случайная вакансия». Лена, здравствуйте.

Е. ПЕТРОВА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Сегодня тот самый случай, когда книга недели совпала с книгой передачи. Вот эта новая книжка Джоан Роулинг – это ее первая взрослая книга после сериала о Гарри Поттере. Она стала главным событием последних дней и даже попала уже в рейтинг продаж в крупных книжных магазинах, с чем я вас и поздравляю, дорогие друзья.

Л. ШКУРОВИЧ: Спасибо огромное.

К. ЛАРИНА: Могу сразу сказать, уж коли мы начинаем с рейтинга. Ограничимся пятеркой. На пятом месте как раз Джоан Роулинг «Случайная вакансия». На 4-м месте осталась книга «50 оттенков серого», любимая книжка всех женщин бальзаковского возраста. На третьем месте еще одна женская книжка Марии Метлицкой «Дневник свекрови», роман. На втором месте по-прежнему остается Александра Маринина с книгой «Оборванные нити». И на первом месте по-прежнему Борис Акунин и его новый роман «Черный город».

У меня есть еще один список, связанный с литературой non-fiction, что тоже интересно. По магазину «Фаланстер» сделан этот рейтинг. На пятом месте Владимир Мартынов «Книга книг», на 4-м – Георгий Дерлугьян «Как устроен этот мир», на 3-м – Джеймс Миллер «Страсти Мишеля Фуко», на 1-м месте – Жорж Сорель «Размышления о насилии». Второе место я пропустила. Мне трудно комментировать этот список, потому что до non-fiction не доходят никогда руки, это отдельное чтение. А вот что касается списка массовой литературы, я бы попросила прокомментировать наших гостей. Леонид, для вас этот список является… Конечно, приятно, что здесь есть ваша книжка. Вот эта пятерка – Акунин, Маринина, Метлицкая, Джеймс и Роулинг, — она говорит о вкусах нашего народа.

Л. ШКУРОВИЧ: Я немножко бы поспорил по поводу этого рейтинга. Джоан Роулинг стартовала только в среду, и, соответственно, если мы говорим о результатах продаж той недели, которая сейчас завершилась, то, наверное, он справедлив, хотя я более чем уверен, что на следующей неделе она будет на первом месте.

К. ЛАРИНА: Отвечаете за свои слова?

Л. ШКУРОВИЧ: Отвечаю.

К. ЛАРИНА: Проверим.

Л. ШКУРОВИЧ: С этой книгой произошел уникальный для российского книжного рынка факт. Она на основании предзаказа уже попала на первое место в рейтинге крупной Санкт-Петербургской компании «Буквоед». Предзаказ для нашего рынка не характерен. Вот эта книга и этот автор вызывают настолько серьезное доверие наших читателей, что предварительные заказы носили серьезный, системный характер, и в «Буквоеде» книга была на первом месте еще до того, как поступила в продажу. Я готов достаточно серьезно заключать пари по поводу результатов следующей недели.

К. ЛАРИНА: Наш рейтинг, который мы докладываем в этой передаче, он составлен по трем крупнейшим московским магазинам: «Московский дом книги», «Библио-глобус» и книжный магазин «Москва».

Л. ШКУРОВИЧ: «Библио-глобус» продал уже больше 600 экземпляров за те три дня, пока книга находилась в продаже. ТД «Москва» продал около 500 экземпляров. Т.е. везде результаты впечатляющие.

М. ПЕШКОВА: А хватило книг?

Л. ШКУРОВИЧ: Уже отправили в типографию дополнительный тираж 50 тысяч экземпляров.

К. ЛАРИНА: Здесь еще есть одна помета, даже в этом рейтинге написано в скобочках в книжке «Случайная вакансия» — ёфицированная версия. Это какой-то уникальный случай. Что это такое? Там буква «ё» присутствует у вас?

Л. ШКУРОВИЧ: Да.

К. ЛАРИНА: Вы для чего это сделали? Чтобы привлечь внимание?

Л. ШКУРОВИЧ: Не буду кривить душой – отчасти да, чтобы привлечь внимание. Более того, автор этой идеи – это наш директор по развитию нашей компании Максим Поташёв, известный игрок «Что? Где? Когда?».

К. ЛАРИНА: Да, он фишку рубит, это точно.

Л. ШКУРОВИЧ: Магистр «Что? Где? Когда?». А вот что касается уместности в этой книге буквы «ё», я бы делегировал ответ на этот вопрос Елене, которая досконально, лучше всех нас структуру текста этой книги знает.

К. ЛАРИНА: Леночка, скажите про букву Ё, чем она так ценна.

Е. ПЕТРОВА: Всегда хорошо, когда есть выбор. Кому интересно читать без буквы Ё, тот прочитает без буквы Ё. Кому интересно ёфицированное издание, кого мистифицирует это слово, приятное, редкое и даже уникальное, тот прочитает с буквой Ё.

К. ЛАРИНА: Есть разница в восприятии, как вы думаете?

Е. ПЕТРОВА: Я сама еще не открывала книжку. Дома лежит, но не успела посмотреть.

К. ЛАРИНА: А вы печатали на компьютере с буквой Ё или без нее?

Е. ПЕТРОВА: Без буквы Ё. В издательствах всегда представляется рукопись без буквы Ё, такая уж конвенция. Мне кажется, если человек заранее решил читать с буквой Ё, ему это будет приятно.

К. ЛАРИНА: Да ему и в голову не придет принимать такое решение. Он просто заинтересуется этой пометкой – Ёфицированная версия. Не каждый догадается, что имеется в виду.

Е. ПЕТРОВА: После первых 10 страниц это перестаешь замечать. Читается точно так же. Тем более что книжка такая увлекательная, что она читается хорошо как с буквой Ё, так и без буквы Ё.

Л. ШКУРОВИЧ: Я текст читал уже в книге. Когда решал, какой читать, я обе книги положил перед собой, выбрал с буквой Ё. Мне она показалась более убедительной.

К. ЛАРИНА: Итак, вопрос для наших слушателей, поскольку они уже заинтригованы и хотят получить в подарок эту книжку. Вопрос для вас на смс             +7-985-970-4545      . Кто был первым англичанином, получившим Нобелевскую премию по литературе? Здесь намек такой, что, может быть, Джоан Роулинг будет номинирована на Нобелевскую премию?

Л. ШКУРОВИЧ: Я тут не готов пари заключать, но очень надеюсь на это.

К. ЛАРИНА: У нас, кроме главной сегодняшний книги Джоан Роулинг «Случайная вакансия», есть еще книги Фицджеральда «Новые мелодии печальных оркестров», «Издержки хорошего воспитания» и «Успешное покорение мира». Мы об этих книгах тоже обязаны успеть поговорить. Теперь что касается самой книги Джоан Роулинг. Я посмотрела критику, которая вышла на эту книжку. Критика разная. Кто-то считает этот роман важным, нужным, суперпрофессиональным и увлекательным, как сказала Елена, кто-то выражает свое скептическое отношение. Я вернулась в осень 2012 года, когда эта книга появилась в английском варианте на прилавках британских магазинов. У нас переводили в новостях название этой книжки как «Свободное место». Почему стало «Случайная вакансия»?

Е. ПЕТРОВА: Словарь дает перевод словосочетания The casual vacancy как «случайная вакансия». Это терминологическое употребление. И в тексте обыгрывается, что это термин. Когда одна из героинь не совсем понимает, что это означает, вторая снисходительно объясняет ей, что это такое.

К. ЛАРИНА: А теперь несколько выдержек из британских рецензий. «В книге не раз встречаются сцены секса, приема наркотиков и нецензурная лексика. Есть сцена, в которой девочку-подростка насилует наркоторговец, который, возможно, является отцом ее сводных братьев. В связи с этим автор рецензии в The Daily Telegraph считает, что главной ее заботой будет не допустить попадания этой книги в руки детей. The Daily Telegraph назвала роман Роулинг «историей о бедности и политике в английской деревушке». The Mirror окрестил книгу «Гарри Поттер и кубок грязи» и предположил, что Роулинг подвергнется шквалу критики за частое использование нецензурных слов. Журналист The Independent отметил мастерство Роулинг в описании подростковых характеров, которое писательница ранее продемонстрировала в книгах о Гарри Поттере. В The Times роман, при всех его достоинствах, признали «немного скучным». В The Guardian считается, что сюжет книги предсказуем, хотя работа в целом является неплохой». Как вам такой сводный дайджест отзывов британцев? Согласны с такими оценками?

Е. ПЕТРОВА: Не со всеми.

К. ЛАРИНА: Напоминаю, здесь отмаркировано – 18+.

Е. ПЕТРОВА: В том-то и дело – 18+. И эта книжка продается в запечатанном виде. Т.е. необходимые меры приняты. А пишется правдиво. И если там есть этически сниженная лексика, то это потому, что некоторые персонажи этой книги другого языка не знают.

К. ЛАРИНА: Не для этого ли вам понадобилась буква Ё?

Л. ШКУРОВИЧ: Для этого тоже была не лишняя.

К. ЛАРИНА: Закралось у нас подозрение.

Е. ПЕТРОВА: Нет, главное все-таки не в этом.

К. ЛАРИНА: Леонид, а вам как оценки британцев?

Л. ШКУРОВИЧ: Ближайшие аналоги – Диккенс, Достоевский. Я вижу примерно такие. Определенный натурализм, безусловно, в тексте присутствует, но этого натурализма в книге абсолютно точно меньше, чем в жизни любого человека. Ничего чрезмерного там нет. Точно нет ничего, от чего нужно спасать и оберегать читателей, они сами разберутся. Там очень точно выписаны характеры, там много этики. Очень правильная книга. Она как раз учит отличать, что такое хорошо и что такое плохо.

К. ЛАРИНА: Она не депрессивная, как замечают наши критики в том числе?

Е. ПЕТРОВА: Нет. И там очень хорошо показано, что в каждом человеке уживается и хорошее, и плохое, черное и белое. Там нет персонажей абсолютно хороших и абсолютно плохих. В разных ситуациях люди ведут себя по-разному. Какие-то черты характера, конечно, преобладают, какие-то отступают на второй план. Но характеры выписаны точно.

К. ЛАРИНА: Хороший писатель Джоан Роулинг?

Е. ПЕТРОВА: Хороший.

Л. ШКУРОВИЧ: Ситуация уникальна тем, что хороший писатель написал классическую литературную работу, и то, что эта классическая литературная работа попала к блестящему переводчику. Это, наверное, первая книга, с которой Джоан Роулинг повезло на русском языке, с точки зрения перевода.

К. ЛАРИНА: Лена, а вы читали ее предыдущие книги?

Е. ПЕТРОВА: Не все. Я читала ряд книг о Гарри Поттере. Но когда я переводила этот роман, я не ориентировалась на книги о Гарри Поттере. Это все-таки нечто совсем другое.

К. ЛАРИНА: И по стилистике совсем другое письмо, или она угадывается как автор?

Е. ПЕТРОВА: Для меня это другое письмо.

К. ЛАРИНА: Другой автор, другой человек.

Е. ПЕТРОВА: Да. Я слышала такое мнение, что характеры повторяются, персонажи повторяются. Возможно, какие-то черты сходства есть. Не зря же говорят, что каждый писатель всю жизнь пишет одну и ту же книгу. Но тем интереснее будет людям, которые читали книги о Гарри Поттере, взять «Случайную вакансию», положить рядом и сопоставить уже знакомых персонажей и новых, посмотреть, что между ними есть общего, что между ними есть нового, что узнаваемо, а что нет, как сказались годы, прошедшие с написания первой книги о Гарри Поттере.

К. ЛАРИНА: Всё равно каждый писатель, если он получает основную порцию славы за конкретное произведение – в данном случае это будет, конечно, Гарри Поттер, — всё равно за ним этот шлейф тянется, никуда от него не деться. Как в каком-то фильме было сказано: как если бы Бонч-Бруевич написал бы «Лолиту», что бы случилось с читателями. Поехала бы крыша у всех. Вы лучше скажете, как профессионалы в издательском бизнесе, но мне всё равно кажется, что 18+ не отпугнет детскую аудиторию, и дети потянутся за именем, за фамилией.

Е. ПЕТРОВА: Повзрослевшие дети, те уже воспитанные на Гарри Поттере. А вообще, честь и хвала автору – от стереотипа отойти очень трудно. Гарри Поттер уже сложился в определенный стереотип. И все-таки Роулинг от него отошла и создала нечто, для себя принципиально новое, на мой взгляд.

Л. ШКУРОВИЧ: На мой взгляд, эта 18+, эта наклейка – это некие издержки свежего федерального закона о защите детей от вредной информации. Т.е. тот самый случай, когда не нужно защищать от этой книги читателей.

К. ЛАРИНА: А вот там тетенька англичанка писала, что, не дай бог, попадет в руки моим детям эта книжка.

Л. ШКУРОВИЧ: Я подозреваю, что она не читала эту книгу. Это серьезная, настоящая литература, высоко моральная. Это хорошая литература, от нее защищать не надо. Это некие издержки. Федеральный закон принят недавно, пока еще по нему правоприменительная практика не до конца отработана. 18+ мы вынуждены помещать и какие-то вещи, от которых нужно детей защищать, и очень хорошую, качественную книгу тоже. Поэтому на данном этапе это издержки. И вряд ли дети схватят эту книгу. Ничего в этой книге, ни в ее обложке, ни в ее аннотации нет такого, что привлекало бы их внимание, ничего такого, что спровоцировало бы эту книгу приобрести. 18+ можно оценивать скорее как рекламный ход, но не нами он придуман.

К. ЛАРИНА: Если там есть сюжет об изнасиловании, о педофилии, девочку-подростка насилует наркоторговец, который является отцом ее сводных братьев…

Л. ШКУРОВИЧ: Я недаром Достоевского вспомнил. Его в школе мы изучали.

К. ЛАРИНА: Т.е. вы уверены, что эта книга вполне подходит и для детей старшего возраста.

Л. ШКУРОВИЧ: Я считаю, что да.

К. ЛАРИНА: Ну что же, это мнение издателя. Сейчас новости, потом продолжим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Я уже могу сказать вам правильный ответ на вопрос, который задавала в первой части передачи. Кто был первым англичанином, получившим Нобелевскую премию по литературе? Это Редьярд Киплинг, год 1907. Напомню, у нас сегодня в гостях издательская группа «Азбука-Аттикус», генеральный директор Леонид Шкурович и переводчик книги Джоан Роулинг «Случайная вакансия» Елена Петрова. «Случайная вакансия» — это главная книга на сегодняшнем игровом столе, она соседствует вполне справедливо с Фрэнсисом Скоттом Фицджеральдом.

Кстати, в рецензии Коли Александрова, человека, которому мы тут очень доверяем, поскольку он является и сотрудником нашей радиостанции. Он весьма лестные сравнения проводит в своей рецензии на эту книгу, он сравнивает Роулинг с Диккенсом (это имя уже прозвучало в нашей передаче) и со Свифтом, что тоже весьма интересно, поскольку свифтовскую стилистику мы тоже все хорошо знаем. Тоже среднее между детьми и взрослыми. Это книги, которые может читать и ребенок, и взрослый, многоуровневые книги, каждый может считывать какие-то смыслы.

Я бы хотела задать вам такой вопрос. Леонид сказал, что 18+ — это такие издержки законопроекта, который приняла Государственная Дума. Но я думаю, что вы согласитесь со мной, что весь мир у нас живет в плену, становится заложником собственных законов. Мы часто встречаемся со случаями цензуры, связанной с так называемой политкорректностью. И вот перед моими глазами новость, которая пришла из Германии. Известный автор Пройслер, замечательный автор, которого мы все читаем, и в детстве его все любили, книга его «Маленькая ведьма», которая была написала в 1959 году. Так вот немецкое издательство решило убрать слово «негр» по просьбам трудящихся, что называется, из этой книжки. Немец, один из граждан, который свою жалобу отправил в издательство, так и написал, что «не может читать „Маленькую ведьму“ своей 7-летней дочери из-за наличия в сказке слово на букву «Н». Общественность это решение не одобрила, и даже была акция протеста.

Живущий в Нью-Йорке литературный критик из Германии Денис Шек появился на телевидении с лицом, измазанным гуталином, выражая свой протест против цензуры. Авторы этой новости вспоминают аналогичные случаи, когда в европейских странах вымарывали слово «негр» из книг Марка Твена, из книг Астрид Линдгрен, из книги «Чарли и шоколадная фабрика». В Британии из соображений политкорректности даже выдвинули предложение переименовать роман Агаты Кристи, что тоже ожидаемо, «10 негритят». У меня вопрос к издателю. Каким образом все-таки не доходить до подобного абсурда? Или это не абсурд? Может, правы те люди, которых это оскорбляет?

Л. ШКУРОВИЧ: Для меня, конечно, сочетание этих фактов выглядит абсурдно. Каким образом влиять и противостоять этому абсурду? У меня, к сожалению, рецепта нет. У нас на сегодняшний день появляется достаточно большое количество законопроектов, которые принципиально меняют любую среду, не только культурную среду, такую тонкую и деликатную. Те вещи, которые вы сейчас назвали, они ужасны, на мой взгляд. Любая среда. Пропадают целые отрасли экономики после неудачных законов. Книжная отрасль на сегодняшний день более чем уязвима.

Мы часто слышим диалог о сложностях, связанных с переходом чтения на цифровые носители. Я готов с этим спорить, но это не тема нашей сегодняшней встречи. Ситуация в отрасли непростая. И законы, которые принимаются, связанные с защитой детей от информации, тут просится какая-то синонимичная конструкция – защита детей от книг. Очень близко мы проходим, прямо рядом. Вот как астероид пролетел в 25 тысячах километрах от земли, а что-то произошло в Челябинской области, И у нас тоже происходит.

Порой мы в нашей деятельности просто не можем выполнять законы в том виде, в котором они принимаются. Закон принимается – мы не можем его выполнять, иначе мы должны просто прекратить выпускать книги. Дальше включается федеральный комитет по делам печати и массовых коммуникаций, начинают эти законы уточняться и комментироваться. Проходит полгода, когда вся отрасль находится в состоянии серьезной лихорадки. То, что вы перечислили, это ужасно.

К. ЛАРИНА: Мы не назвали еще один закон, который, как мне кажется, напрямую может ударить по литературе. Это закон, запрещающий так называемую гей-пропаганду и педофилию. Даже в сегодняшней передаче, когда мы говорим про книгу Роулинг, мы пару раз это слово произнесли – педофилия. Значит, можно инкриминировать всё что угодно. И под это определение может попасть огромное количество классической, между прочим, литературы.

И вот тут как раз может придти на помощь искусство переводчика. Мы все с вами помним, как в советское время переводчики западной литературы, понимая, что непроходимые вещи надо микшировать, убирали целые сюжетные линии, связанные с гомосексуальными отношениями, связанные с ненормативной лексикой и прочее. У нас Теннесси Уильямс переведен в советское время замечательным, прекрасным Виталием Яковлевичем Вульфом. Но когда эти пьесы мы стали открывать заново уже в новое время, мы вдруг подняли целый пласт отношений, невероятно важных, страдательных отношений, вообще всю историю, его личную, Теннесси Уильямса, на чем она основана и что в этих пьесах читается. Всё это в этих пьесах было спрятано, в том числе с помощью переводчика. Вы застали это время, Лена?

Е. ПЕТРОВА: Да, я застала, но с моей переводческой работой это не связано.

К. ЛАРИНА: Вы западную литературу не переводили в советское время?

Е. ПЕТРОВА: Нет. Я довольно поздно начала заниматься переводом. Но даже в такой книге, как роман Роулинг, я, конечно, никогда бы себе такого не позволила.

К. ЛАРИНА: А может переводчик переставить акценты, смыслы изменить?

Е. ПЕТРОВА: Конечно.

К. ЛАРИНА: Подстроиться под существующую суровую действительность?

Е. ПЕТРОВА: Да, акценты изменить не сложно, хотя бы за счет оценочной лексики, за счет расставления акцентов. Да, можно это сделать. Но для меня главная заповедь, как в клятве Гиппократа, — не навреди. Не навреди автору, не навреди издателю и не навреди читателю. Это очень важно. Так что все-таки интенция автора должна сохраняться. И задача переводчика – перевести так, как понравилось бы автору, чтобы перевод был неотличим от подлинника по своему воздействию.

К. ЛАРИНА: На ваш взгляд, в школе можно эту книжку читать, в качестве рекомендованной литературы для внеклассного чтения?

Е. ПЕТРОВА: Я думаю, что не стоит этого делать. Это вообще книжка не детская. Там рассказывается о борьбе за власть, о честолюбии, об амбициях взрослых. Детям это не интересно, детей это не увлечет. Это, действительно, книга для взрослых. Если там есть какие-то эпизоды, связанные с жестокостью, с насилием, это, во-первых, не главное в этой книге, а во-вторых, это детей не увлечет. Это увлечет подростков, это увлечет взрослых читателей. Очень искусно переплетены разные сюжетные линии, разные сюжетные ходы. И вот те эпизоды, о которых здесь говорили, они вплетены в более широкую канву – и социальную, и моральную, и этическую. Книга мастерски построена.

К. ЛАРИНА: Я все-таки хочу вернуться к тому, что сказал Леонид, впроброс сказав, что это не тема нашей сегодняшней передачи, — по поводу электронных книг. А вот тема. Потому что опять же, когда я смотрела последние новости, связанные с книжным рынком, там «Ромир» провел исследования, удручающие для издательского бизнеса. Как они утверждают, 70% из опрошенных читают именно электронные книги. И рост читателей именно электронных книг с невероятной скоростью растет. Как утверждают исследователи, за последние три года резко увеличилось количество читателей именно электронных книг. А бумажную литературу покупают всё меньше и меньше. Наверняка об этом и издатели задумываются, эту динамику они видят. Как здесь конкурировать?

Л. ШКУРОВИЧ: Я не знаю, в чьих интересах «Ромир» проводил подобное исследование. Опрошена тысяча человек. Что это за люди, я не знаю. Не исключено, что это те люди, которые покупали ридеры в магазине «М-Видео» и в интересах ридера и дистрибуторов этих ридеров было произведено исследование «Ромира». Я по-другому трактовать его не могу. Потому что те цифры, которые мы видим, — размер легального рынка электронных книг в России, и не только в России, да и даже размер скачивания, который происходит с пиратских ресурсов, он никоим образом с исследованием «Ромира» не коррелирует. Из чего возникает ощущение, что оно предвзято.

К. ЛАРИНА: Т.е. вы считаете завышенными эти цифры.

Л. ШКУРОВИЧ: Я не буду называть это проблемой. Это тренд, он, безусловно, существует. То, что электронные средства коммуникации позволяют быстро, четко и удобно обмениваться информацией людям, которые находятся в совершенно разных местах, это невероятно удобная вещь. То, что этот фактор удобства используется и будет использоваться людьми, для того чтобы получать не только информацию, но и книги, и их читать, находясь в любом месте, это тоже будем. Но мы же видим реальную статистику, мы с ней работаем. Исходя из этой статистики, мы и планируем какие-то свои стратегические действия, связанные и с бумажной книгой, и с электронной книгой. Но в данной ситуации тот отчет «Ромира», о котором вы говорите, я с ним хорошо знаком.

К. ЛАРИНА: Я, конечно, не «Ромир», но я в метро езжу. Я вижу, как на моих глазах количество людей с ридерами в руках, оно растет. И это буквально из недели в недели увеличивается. Причем раньше мне казалось, что это в основном молодежь, а сегодня я вижу вполне взрослых людей. Те, которые раньше читали «Новый мир» в метро, они сегодня сидят с ридерами или с планшетами и читают на этих носителях. Может быть, есть какое-то средство защиты бумажной литературы? Каким образом ее сохранить? Я, конечно, понимаю, что это вопрос из разряда, что никогда не будет кино, а будет сплошное телевидение, но, тем не менее, всё равно эта опасность существует. Потому что тиражи, несмотря на ваш успех с Роулинг, всё равно падают и бумажных книг люди покупают всё меньше и меньше. Это же вы не будете отрицать.

Л. ШКУРОВИЧ: Я этого отрицать не буду. Но просто этот процесс идет не столь драматически, как принято о нем говорить. Часто в бизнесе, не только в книжном бизнесе, принято ориентироваться на результаты наших западных коллег. Безусловно, американский рынок в данной ситуации является пионером. То, что мы видим на американском книжном рынке, порядка 20% продаж – это электронные версии книг. При этом общее количество именно легальным образом потребленных книг выросло. Бумага плюс электронные версии дает рост продаж, потому что те люди, которым было неудобно покупать и читать бумагу, они теперь тоже присоединились к активным читателям.

В Соединенном королевстве похожие картины, только в Соединенном королевстве эти технологии начали несколько позже развиваться. Плюс в Соединенном королевстве очень удобная логистика, с бумажными книгами до недавнего времени, пока не начали сыпаться некие сети книжных магазинов, не было проблем. Во Франции книжный рынок электронный – 1,5% от рынка. В Германии больше, но тоже никаких особых чудес нет. Не исключено, что те люди, которых вы видите в метро и которые читают электронные версии, раньше они, может быть, не читали вообще, может быть, читали газету «Метро» или «Московский комсомолец»?

К. ЛАРИНА: У мен есть подозрение, что это стало дешевле. Книги очень дорогие. И легче человеку один раз потратиться на электронный носитель и туда закачивать либо по разумным ценам, либо вообще бесплатно, что называется воровать книжки, чем каждый раз покупать новую книгу. Безумные цены сегодня. Цены очень высокие.

Л. ШКУРОВИЧ: Я идеалист. Я считаю, что если люди скачают электронную версию нашей «Случайной вакансии», легальную или пиратскую, то они захотят пойти и приобрести себе еще и бумажную версию.

К. ЛАРИНА: Тем более ёфицированную. У меня вопрос к нашим слушателям. Мы разыгрываем весь комплект книг, которые сегодня у нас есть. Вопрос, на который вы будете отвечать прямо сейчас по телефону. Это суперприз. Какому из героев Алана Александра Милна принадлежит выражение «Трудно быть храбрым, когда ты всего лишь очень маленькое существо». Кто это сказал?             8-495-363-36-59       – телефон прямого эфира. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Нина. Мне кажется, это Пятачок.

К. ЛАРИНА: Это чистая правда, это сказал Пятачок. Спасибо, Нина. Все книжки, которые мы сегодня представляем, они все ваши.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо огромное.

К. ЛАРИНА: Мы уже должны заканчивать программу. Я еще раз представлю книгу, которую мы сегодня разыграли для наших слушателей и для нашего главного слушателя. Это Джоан Роулинг «Случайная вакансия». Книгу надо читать. Я думаю, мы, может быть, потом еще отдельно обсудим ее с нашими слушателями. И конечно, Фрэнсис Скотт Фицджеральд, три книжки, которые вышли в ИД «Азбука-Аттикус», тоже мы сегодня представляем эти книги. Это то, что не стареет никогда, это классика.

Л. ШКУРОВИЧ: Это книги, которые никогда не публиковались на русском языке.

К. ЛАРИНА: Да, это впервые. Спасибо большое гостям. Удачи.


Источник: http://www.echo.msk.ru/programs/kazino/1012602-echo/

Назад к списку прессы

Все материалы сайта, независимо от формы и даты размещения на сайте, могут быть использованы только с согласия владельцев сайта. Перепечатка материалов с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.